Понедельник, 13 июля 2020 13:18

Эх, яблочко!

Оцените материал
(1 Голосовать)

В 1960 году молодой начинающий артист Георгий Штиль, ещё будучи студентом театрального института, впервые вступил на сцену ленинградского БДТ (Большого драматического театра). Его ввели в массовку в спектакле «Гибель эскадры»Это была пьеса о печальной странице в нашей военно-морской истории – о затоплении летом 1918 года у Новороссийска 17-ти кораблей и вспомогательных судов Черноморского флота. Трагическое событие, которое произошло в Цемесской бухте, носит говорящее название «черноморская Цусима» и служит одним из самых ярких доказательств той глубины внутреннего раскола и неразрешимых противоречий, которые переживала Россия в первые послереволюционные месяцы и годы.

Напомню, согласно договорённостям, Советское правительство должно было передать Германии свой Черноморский флот, однако не хотело этого делать. Исполнявший обязанности командующего ЧФ капитан 1-го ранга Александр Тихменев получил официальный приказ привести корабли флота из Новороссийска в Севастополь, чтобы передать их немецким войскам. Он также получил секретный приказ затопить их в бухте Новороссийска. Тихменев после продолжительного раздумья и обсуждения с корабельными комитетами приказал всем кораблям идти в Севастополь. Экипажи многих кораблей отказались делать это и затопили их... В общем, спектакль был о моряках-большевиках и их борьбе с силами контрреволюции.

Во время дебютного для Георгия Штиля спектакля к нему в антракте подошёл актёр Павел Луспекаев, игравший матроса по фамилии Гайдай, и с хрипотцой произнёс: – Жора, у меня что-то с голосом. Ты бы не мог за меня спеть первый куплет и припев песни «Яблочко»?... Я тебе махну рукой, когда надо будет вступить. Ты талантливый, у тебя получится!  

3.02 Павел Луспекаев в спектакле Гибель эскадры

Молодой артист Штиль занял указанное место в кулисе и по сигналу Луспекаева ка-а-ак гаркнет:

Эх, яблочко, 
Да куда котишься? 
Ко мне в рот попадешь - 
Да не воротишься! 
Эх, яблочко, да на тарелочке, 
Надоела мне жена, пойду к девочке!

3.03 Георгий Штиль

В этот момент Павел Луспекаев и все моряки на сцене схватились за животы, едва сдерживая хохот. Оказалось, что никакой там песни по сценарию не было! Зрители так вообще ничего не поняли – они подумали, что так оно и должно быть. А постановщик Товстоногов посчитал эту отсебятину неплохим актёрским экспромтом, и даже смелым решением.

3.04 Георгий Товстоногов

«Яблочко» хоть и выкатилось без режиссёрского позволения, всё прошло нормально – ну, мало ли кто и что может гаркнуть на большом корабле. 

Прочитано 588 раз