Понедельник, 06 июля 2020 14:49

Неправильно понятая телеграмма

Оцените материал
(1 Голосовать)

Жизнь любого актёра – это сплошное ожидание: новой роли, кинопроб, репетиций, премьерных спектаклей, озвучивания, дубляжа, встреч со зрителями. Но самым тягостным для артиста бывает ожидание начала съёмок, особенно если они по какой-либо причине задерживаются.

В этом плане популярному актёру Вячеславу Невинному везло – в 70-80-е годы он был просто нарасхват. Так, например, в 1975-м он играл в трёх театральных спектаклях в своём родном МХАТе, снимался сразу в четырёх картинах различных студий и озвучивал несколько мультфильмов. Голос медвежонка из знаменитого мультика «Ёжик в тумане» – это узнаваемый голос Вячеслава Невинного. А самой известной в тот год киноролью артиста стал колоритный продавец прохладительных напитков в эксцентрической новелле Леонида Гайдая «Преступление и наказание». Забавное совпадение названия ленты с фамилией актёра, не правда ли: «Преступление и наказание» и НевинныйВ той короткометражке Вячеслав исполнил песню, полюбившуюся миллионам советских зрителей, в которой прозвучали слова, ставшие крылатыми: «Губит людей не пиво, губит людей вода».

В очень удачном для себя 1975-м году актёр разрывался между съёмочными площадками в разных городах СССР. Он работал на «Мосфильме», «Ленфильме» и Центральном Телевидении – и везде нужно было успеть.

И вот как-то раз, в один из дней того напряжённого года, Невинный прибыл на съёмки, загримировался, вышел на площадку, начал «обживать» декорации и стал репетировать с партнёршей любовную сцену. Но съёмка по причине дождливой погоды многократно откладывалась. Время томительного ожидания утекало вместе с дождевой водой. Пролетел один час, другой, третий… Большое тело Невинного с лёгкостью и явной нервозностью летало по совершенно НЕсъёмочной площадке.

Наконец, он не выдержал и заявил: – Всё! Больше ни одной минуты ждать не могу! Вы поймите – я ещё сегодня утром должен быть в Астрахани! Звонил Гайдай, говорил, что сегодня прилетят Вицин, Куравлёв и Пуговкин. Не хватает только меня. Да у меня рейс через пару часов, а мне ещё собираться в дорогу надо.

Эти слова подстегнули киногруппу к действию. Режиссёр гарантировал вложиться в 50 минут, после чего пообещал выделить артисту персональный автомобиль для поездки в аэропорт. Съёмочная площадка ожила. Над ней развернули щиты для защиты от дождя. Врубили дополнительный свет. Мокрую садовую скамейку заменили сухой, и уже через минуту-другую Вячеслав Невинный сидел на этой скамейке и играл свою роль: он стыдливо отворачивался от партнёрши, которая пыталась его поцеловать. Дубль, второй дубль, ещё один и ещё...

Вдруг появился администратор и сообщил, что Невинному пришла телеграмма. После чего по требованию постановщика прочёл её громко вслух: «СЪЁМКА СЕГОДНЯ АСТРАХАНИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ГАЙДАЙ».

Сообщив это, администратор энергично потёр руки и радостно провозгласил:  – Теперь вы, Вячеслав Михайлович, никуда не полетите. Я уже и билет сдал. Ведь съёмки в Астрахани не просто «не будет», её вообще «не может быть».

В ответ на это над площадкой прогремел разгневанный голос Невинного: – Что же ты наделал, дурья твоя голова!? Это ведь фильм, который ставит Гайдай, так называется – «Не может быть!»…

Кинокартина, состоявшая из 3-х новелл, снятых по произведениям Михаила Зощенко, в одной из которых в образе весёлого торговца пивом снимался Невинный, имела общее название «Не может быть!».

Вот что значит неправильно составленная телеграмма! С какой только интонацией её не читай, всё равно смысл будет неясным. 

 

Прочитано 746 раз