Воскресенье, 03 мая 2020 20:26

Лейтенант Огонь - самый живучий воин Великой Отечественной

Оцените материал
(31 голосов)

Попробуйте набрать в любом интернет-поисковике следующее имя – Алексей Яковлевич Очкин – и вы обнаружите, что об этом уникальном человеке не так уж и много написано-рассказано-показано. Всего несколько статей, очень мало фотографий, да наградные документы на сайте «Память народа». Его даже нет в Википедии, как бы к этому ресурсу мы скептически не относились. А ведь Алексей Очкин – единственный в своём роде фронтовик, который четырежды возвращался с «того света» после смертельных ранений несовместимых с человеческой жизнью. Его можно смело назвать самым живучим воином Великой Отечественной войны.

Взять, к примеру, всего только один наградной лист - к медали «За отвагу» от 28 мая 1943 года и обратить внимание на графу «ранения и контузии»: 
- 15 июля 1941 года – ранение в обе ноги; 
- 15 декабря 1941 – в челюсть; 
- 10 августа 1942 – в грудь; 
- 14 октябрь 1942 – в голову; 
- 26 марта 1943 – опять в ногу.

 

А всего на нелёгком пути от Сталинграда до Берлина и Праги артиллерист Алексей Яковлевич Очкин получил 20 ранений! Четыре из них были весьма тяжелыми. За невероятную храбрость и запредельное мужество он получил от своих боевых товарищей прозвище «Лейтенант Огонь», а генерал Василий Иванович Чуйков утверждал, что Алексей Очкин носит в себе килограмм металла.

1.02 Василий Чуйков

Свою самую первую тяжелейшую рану, после которой люди обычно не выживают, молодой лейтенант получил во время обороны СТЗ (Сталинградского Тракторного Завода). В конце октября 1942 года немецкая снайперская пуля попала Алексею ниже глаза и вышла в затылок. В бессознательном состоянии его привязали к бревну с крестовиной и пустили вниз по течению Волги.

Вы только представьте себе эту картину: холодная осенняя река несла куда-то бесчувственное тело воина с простреленной насквозь головой. Много ли у него было шансов прибиться к своим и выжить? Однако лейтенант Очкин выжил, потеряв при этом зрение. Но случилось удивительное – уже к февралю1943 года зрение вернулось к нему в госпитале, что является редким случаем в медицинской практике.

Необходимо добавить несколько строк о воинском подвиге Очкина в Сталинграде, о событиях, которые предшествовали его тяжёлому ранению в голову. 

23 сентября 1942 года, севернее заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады», немцы упёрлись в группу истребителей танков 112-й стрелковой дивизии во главе с лейтенантом Алексеем Очкиным. Три недели наши бойцы сдерживали натиск неприятеля на том участке. До последнего орудия. До последнего наводчика. Оставшись без снарядов, артиллеристы взялись за гранаты. 

Среди них был 14-летний сын полка Ваня Фёдоров. Осколком вражеского снаряда Ивану оторвало кисть правой руки. Оставшимся в живых показалось, что он погиб. Однако когда немецкие танки пошли в обход позиций артиллеристов по узкому проходу вдоль заводской стены, Ваня Фёдоров встал, выбрался из траншеи, прижал культёй правой руки к груди противотанковую гранату, выдернул зубами чеку и лёг под гусеницу головного панцера...  Атака немцев остановилась. 

В те жаркие кровопролитные дни Алексей Очкин написал на своём комсомольском билете: «Отдам жизнь за Родину – ни на шаг не отступлю». Этот билет сегодня хранится в Волгоградском историческом музее.

1.05 Комсомольский билет Очкина

В октябре 1942-го, находясь в самом пекле, лейтенант Огонь создал боевую группу, вошедшую в историю Сталинградской битвы как «57 бессмертных». Спустя годы маршал Советского Союза Василий Иванович Чуйков вспоминал об этом так: «57 человек из 112-й стрелковой дивизии Сологуба под руководством лейтенанта комсомольца Алексея Очкина девять дней обороняли сборочный цех, затем кручу в районе Нижнего посёлка тракторного завода. Вражеские танки, пехота, специальные штурмовые батальоны атаковали их по 5-6 раз в день, но безрезультатно. Даже тогда, когда в группе лейтенанта Очкина осталось шесть человек, и сам он был тяжело ранен, гитлеровские генералы считали, что кручу обороняет чуть ли не целая дивизия».

Во второй раз смерть заглянула в глаза Алексею Очкину 26 марта 1943 года. Не просто заглянула, а ещё и взмахнула своей косой. И при этом попала. Во время проведения Севско-Орловской наступательной операции штурмовой отряд, который возглавлял Алексей, «споткнулся» о хорошо укреплённый рубеж противника под деревней Романово. Кинжальный огонь немецкого дзота выкашивал атакующих.

Старший лейтенант Очкин, дабы сберечь своих бойцов, решил сам уничтожить огневую точку противника броском гранаты. Но в нескольких метрах от дзота его настигла вражеская пуля. Она попала в бедро: кость была сильно повреждена – раздроблена, и нога повисла плетью. В небольшом укрытии Алексей наспех перевязал рану, наложил на ногу шину из ивовых веток и продолжил движение. Он полз по снегу к изрыгающему огонь пулемёту, оставляя на белом снежном покрывале кровавый след.

Очкин сумел подобраться к дзоту и бросил в его щель гранату. Пулемёт замолчал. Но, через несколько секунд вновь возобновил свою смертельную жатву. Неужели всё было напрасно?... И тогда раненый офицер принял волевое решение – пожертвовать собой ради жизни товарищей. Лейтенант Огонь закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота…

1.07 Грудью на амбразуру

Он сутки пролежал на снегу, пока красноармейцы, штурмовавшие деревню Романово, с большим трудом не вынесли изувеченное тело командира с поля боя на плащ-палатке. Санитаров никто не звал – и так всем было видно, что врачи уже бессильны. Солдаты достали сапёрные лопатки и начали копать могилу… И в этот момент Алексей Очкин очнулся и открыл глаза. Он решил, что попал в плен, достал из кармана гранату и выдернул чеку! Героический старлей решил подороже продать свою жизнь. Вовремя подоспевший боец Борис Филимонов перехватил лимонку и зашвырнул её подальше… Потом у Очкина снова был санитарный поезд, опять госпиталь, а после выздоровления снова фронт.

Следующий, третий по счёту смертельный боевой рубеж Алексея Очкина – Днепр, при форсировании которого он получил тяжелейшую контузию. Он очнулся только в… покойницкой, заваленной окоченевшими трупами. Раздвинув холодные тела «товарищей» по несчастью, он выбрался из-под них на свет божий и тем самым очень сильно напугал санитарку. Увидев шевеление в груде убитых, а затем и живого «мертвеца», она упала в обморок. К счастью, у второй санитарки нервы оказались покрепче, и она сбегала за врачами. Оживший старший лейтенант Очкин ещё долго выздоравливал, отходя в госпиталях от последствий сильнейшей контузии.

Гвардии капитан Алексей Очкин вместе со своей истребительно-противотанковой бригадой форсировал Вислу, Одер и Нейсе, дошёл до Берлина и Праги, где в очередной раз (в четвёртый уже по счёту) был тяжело ранен. И опять выжил! Феноменально живучий воин дожил до Победы. 

Очень не люблю я выражение «Голливуд отдыхает», но оно идеально подходит под боевую биографию героя. Тут не просто Голливуд отдыхает, а Голливуд не поверит в реальность происходивших событий. Ни один сценарист не отважится воспроизвести невероятную выживаемость Очкина. Четыре раза переступить смертельную черту и вернуться обратно – такого не может быть никогда! Ни один рэмбо, ни один киборг, никакой терминатор после таких испытаний, после 17-ти госпиталей, после 20-ти ранений и контузий в строю не останется. А русский воин – остался!

Кстати, о кино. После войны Алексей Очкин окончил ВГИК (Всесоюзный Государственный Институт Кинематографии) и стал режиссёром-постановщиком, писателем, сценаристом и драматургом. Алексей Очкин снял несколько фильмов и написал документальную книгу о войне. Честному и прямому боевому офицеру пришлось после войны опять повоевать. Но теперь уже с чиновниками, и при Хрущеве, и при Брежневе. Однако он никогда не поступался своими принципами. Поэтому Алексею Яковлевичу так и не вручили вполне заслуженную им Звезду Героя Советского Союза.

Алексей Яковлевич Очкин прожил долгую и достойную жизнь. Скончался он в 2003-м, на 81-м году жизни. Боевые товарищи-фронтовики говорили о нём – Лейтенант Огонь! Такой же горячий. Таким он и оставался до конца жизни – горячим, принципиальным и честным.

Прочитано 1725 раз