Среда, 29 апреля 2020 19:04

Незаметный подвиг бойцов невидимого фронта

Оцените материал
(28 голосов)

Ко Дню Победы российские СМИ стараются подготовить статьи, очерки, репортажи и документальные фильмы о героях Великой Отечественной Войны. Как правило, это рассказы о подвигах отважных танкистов, дерзких лётчиков, метких артиллеристов, смелых пехотинцев, ловких разведчиков, стойких моряков, мудрых партизан и уставших от бесконечных операций медиков. И всякий раз журналисты забывают упомянуть весьма весомый вклад в общее дело людей, чья служба проходила тихо и незаметно. Это были настоящие герои невидимого фронта! Даже не герои, а ГЕРОИНИ! Потому как речь идёт о простых женщинах-прачках из банно-прачечных отрядов Красной Армии.

Да, они не ходили в атаку в полный рост. Да, над их головой редко свистели пули и не часто пролетали снаряды. Да, они значительно меньше рисковали своими жизнями, чем бойцы на передовой. Но их службу сахарно-медовой не назовёшь. Наши мужественные женщины приближали Победу своим очень тяжёлым трудом. Адски тяжёлым трудом...

Всего одна цитата из воспоминаний бойца полевого банно-прачечного отряда рядовой Марии Степановны Детко заставляет задуматься о многом: «Через всю войну с корытом прошла. Стирали вручную. Телогрейки, гимнастерки... Бельё привезут, оно заношенное, завшивленное. Халаты белые, ну эти, маскировочные, они насквозь в крови, не белые, а красные. Чёрные от старой крови. В первой воде стирать нельзя - она становится красная или чёрная... Гимнастёрка без рукава, и дырка на всю грудь, штаны без штанины. Слезами отмываешь и слезами полощешь. И горы, горы этих гимнастерок, ватников... Как вспомню, руки и теперь болят. Зимой ватники тяжёлые, кровь на них замёрзшая. Я часто их и теперь во сне вижу. Лежит передо мной чёрная гора окровавленной формы...»

2.01 Прачки

Для стирки требовалась вода. Много воды. А значит, её нужно было натаскать. Затем воду надо было нагреть. А для этого нужны были дрова. Много дров. Особенно зимой. Вот и брали женщины в руки топоры да пилы, и помогали солдатам своего отряда валить деревья, а потом разводили костры и топили печки.

Никаких электрических стиральных машин, сами понимаете, на войне не было. Редко применялись ручные стиральные барабаны, крайне неудобные и малопроизводительные. Стирать приходилось вручную. В тазиках и на специальных рифлёных досках. Сотни килограммов белья ежедневно. Например, Зоя Ивановна Шмалько за три месяца службы «примитивно ручным способом своими руками выстирала 13 365 штук нательного белья». А это получается в среднем по 150 единиц белья каждый день.

Но и эти числа – ещё не рекорд. Аграфена Семёновна Шевченко за три месяца «выстирала 19 340 штук нательного белья самой большой загрязнённости, что составляет 395 %» от плана. То есть, по 215 единиц воинского обмундирования ежедневно!

Мы, сегодняшние, изнеженные цивилизацией и техническим прогрессом… мы, которые ворчим, что у нас стиралка старой модели… мы, которые даже детские подгузники не стираем, а покупаем одноразовые… должны представить себе этот адский труд: нарубите-натаскайте дров, поворочайте за день сотни килограммов мокрого белья, прополощите его несколько раз, отожмите вручную, развесьте сушиться, а после сушки глажка, да не электрическими утюгами, а старинными – тяжёлыми, чугунными, которые на углях. И как только всё это сделаете, то обнаружите, что вам опять привезли новую гору грязной одежды. И так каждый день. До самой долгожданной Победы.

Вот ещё одно воспоминание бойца полевого банно-прачечного отряда, сержанта Светланы Катыхиной: «Меня не хотели брать в армию. Я ходила-ходила в военкомат, и через год меня взяли. Мы долго ехали поездом. Вместе с нами возвращались солдаты из госпиталей. Они рассказывали нам о фронте, и мы сидели, открыв рот, слушали. Говорили, что нас будут обстреливать, и мы сидим, ждём: когда же обстрел начнется? Мол, приедем на фронт и скажем, что мы уже обстрелянные. Приехали. А нас не к винтовкам, а к котлам приставили, и к корытам. Девочки все моего возраста, до этого родители нас любили, баловали. Я была единственный ребёнок в семье. А тут тягаем дрова, топим печки. Потом золу эту берём и в котлы вместо мыла, потому что мыло привезут, и тут – оно уже всё кончилось. Бельё грязное, вшивое. В крови... Зимой особенно тяжёлое от застывшей крови...»

2.05 Прачки. Служащие 242 банно прачечного пункта 1942 год

Стиральных порошков, отмывающих любую грязь, в те суровые годы тоже не было. Были только мыло, зола и щёлок. Для тех, кто не в курсе, щёлок – это очень едкий водный настой древесной золы, который безжалостно разъедает человеческую кожу. Перед стиркой форму и бельё иногда вымачивали в керосине, чтобы уничтожить на одежде паразитов. Довольно таки часто вшей «выжигали» - прожаривали бельё над костром.

2.05.2 Баня колокольчик

Насекомых также травили скипидаром, а в конце войны дустом. После этого всё кипятилось и выстирывалось в хлорке и щёлоке. При редкой возможности для дезинфекции применялись специальные камеры, где обеззараживание производилось парами формальдегида. Так что нетрудно себе представить, какими были руки и пальцы тех, кто служил в прачечном отряде.

Огрубевшая от щёлока кожа рук, хронический артрит пальцев, стёртые в кровь мозоли, постоянные экземы, сорванные ногти, больные спины и частые грыжи – это было самым обычным делом для бойцов невидимого прачечного фронта.

2.06 Прачки

Вот как вспоминала свою службу замполит полевого прачечного отряда – лейтенант Валентина Кузьминична Братчикова-Борщевская: «На Курской дуге меня перевели из госпиталя в полевой прачечный отряд замполитом. Прачки были вольнонаёмные. Вот, бывало, едем мы на подводах: лежат тазы, торчат корыта, самовары – греть воду. А сверху сидят девчата в красных, зелёных, синих, серых юбках. Ну, и все наши бойцы смеялись: "Вон поехало прачечное войско!". А меня звали "прачкин комиссар". Это уже потом мои девчата оделись поприличнее, как говорится, "прибарахлились". Работали очень тяжело. Никаких стиральных машин и в помине не было. Ручками... Всё женскими ручками... 
Вот мы приходим, дают нам одну какую-нибудь хату или землянку. Мы стираем там бельё, а прежде чем сушить, пропитываем его специальным мылом марки "К", для того чтобы не было вшей. Был дуст, но дуст не помогал, пользовались мылом "К". Оно было очень вонючее, запах ужасный. Там, в этом помещении, где стираем и сушим это бельё, и тут же мы спим. 
Давали нам двадцать-двадцать пять граммов мыла – на одного солдата постирать бельё. А оно чёрное, как земля. И у многих девушек от стирки, от тяжестей, от напряжения были грыжи. От мыла "К" возникала экзема. У многих девчонок слазили ногти, думали, что никогда уже не смогут они расти. Но всё равно день-два отдохнут – и нужно было опять стирать».

2.07 Валентина Братчикова Борщевская

Вера Васильевна Удовиченко при обороне Сталинграда полоскала бельё в ледяной воде Волги. Даже спустя много лет после войны, в 60-е годы она не могла вылечить от экземы свои натруженные руки.

2.08 Удовиченко Вера удостоверение о награде

Особенно важным было обстирывать полевые госпитали. Одежду раненых воинов нужно было тщательно отстирывать от пятен крови и подвергать обеззараживанию. А кроме одежды, стирались ещё и простыни, и наволочки, и бинты, и тряпки. В тяжёлые времена, когда перевязочный материал был в дефиците, кипятили и выбеливали уже отработанный и пускали в новый оборот. Бинты в госпиталях варили без конца, сушили, а потом скручивали. Вроде бы и простое занятие, но это скручивание бинтов потом многим девушкам бесконечно снилось по ночам. Даже после окончания войны.

Вот такая вот героическая служба была у бойцов невидимого фронта. Рядовая Анна Горлач вспоминала об этом так: «Мы одевали солдат, обстирывали, обглаживали – вот какое наше геройство. На лошадях ехали, мало где поездом... Можно сказать, мы пешком до самого Берлина дошли. И если так вспомнить, то всё, что надо, делали: раненых помогали таскать, на Днепре снаряды подносили, потому что нельзя было их подвезти, на руках доставляли за несколько километров. Землянки копали, мосты мостили... Попали в окружение, я бежала, стреляла, как все. Убила или не убила, не скажу. Бежала и стреляла, как все…».

2.09 Севастопольская прачечная. 1944г

У замполита полевого прачечного отряда, лейтенанта Валентины Братчиковой-Борщевской, в её воспоминаниях есть один забавный момент: «Восьмое марта сорок пятого года. Мы устроили себе праздник. Чай. Какие-то конфеты раздобыли. Выходят мои девчата на улицу и вдруг видят: идут из леса два немца. Волокут за собой автоматы... Раненые... Мои девчата окружили их. Ну и я, как замполит, конечно, написала в донесении, что сегодня, восьмого марта, прачки взяли в плен двух немцев… Назавтра у нас было совещание командиров, и начальник политотдела первым делом объявляет: – Ну, товарищи, я хочу вас обрадовать: скоро войне конец! Вчера прачки из двадцать первого полевого прачечного отряда взяли в плен двух немцев… После чего все захлопали».

Наши стойкие женщины вместе с воинами Красной Армии дошли до Варшавы, Белграда, Берлина, Праги и Вены. Они пожертвовали собой, своим здоровьем, своей молодостью и красотой ради общего дела. Их натруженные руки, редко знавшие отдых, приближали Победу. Мы, их потомки, должны быть благодарны этим женщинам за их тяжёлый и очень нужный труд. Низкий им поклон и огромное спасибо!

Прочитано 1075 раз