Понедельник, 18 января 2016 06:59

Ограбление «Вектора»

Оцените материал
(3 голосов)

Продолжаю рассказывать истории про губкинскую телерадиокомпанию «Вектор».

В 1996-м году городское теле-еле-видение наконец переехало из сырого подвала детского садика «Сказка» в новую студию в 6-м микрорайоне. Мы попали из одной Сказки в другую! Счастье было безмерно! Новая аппаратура, стены в студии в специальных акустических плитах, отдельная монтажная комната, евроремонт, везде на полу ковролин, туалет из которого не хотелось выходить, и главное – есть окна! Что после подвала было самым главным впечатлением. Вот также подводники после долгой автономки радуются глотку свежего воздуха. Вот и мы тоже радовались. Единственное, что омрачало наше счастье – это то, что у нас не было охранной сигнализации, и мы очень боялись оставлять всю нашу дорогую красоту на ночь без присмотра. И тогда было принято волевое решение – дежурить на студии по очереди. А почему бы и нет!? Тем более там в холле был тако-о-ой шикарный диван, что дежурство превращалось в изысканное удовольствие.

И вот как-то наступил мой черед. Предстоящее дежурство ожидалось нервным и тревожным. И всё потому, что накануне в городе произошло дерзкое ограбление продуктово-промтоварного магазина в 3-м микрорайоне. И это событие было равнозначно ограблению товарно-сырьевой биржи в Нью-Йорке. Ну, примерно такой же масштаб применительно к нашим условиям. Гудел весь город! Гудел и восхищался смекалкой воров. Они ночью проникли на чердак, вырезали пилой люк в деревянном потолке, вынесли через него всё, что можно было вынести, и скрылись. Причем, как сообщила наша милиция – это были гастролёры, совершавшие турне по северным городам, и специально выбирающие деревянные строения. Не смотря на всю внутреннюю красоту нашей новой студии, её здание было деревянным. А значит потенциально привлекательным для отчаянных парней. И что им стоит пропилить потолок, и вынести все наши камеры и видики?

В общем, с тревожными мыслями я вышел на ночную вахту. Включил везде свет. Помаячил перед окнами, как фигура Шерлока Холмса в рассказе про духовое ружье, ну-у, это чтобы преступники видели, что внутри ходят 90 килограмм боевого сторожа. Походил, повыглядывал в окна… вроде все спокойно… вот только рядом припарковалась какая-то подозрительная фура с работающим двигателем…. К чему бы это!? Я вышел, заглянул в кабину – там никого. Записал на всякий случай автомобильный номер. Он оказался екатеринбургским. А это, знаете, для середины смутных 90-х годов очень даже тревожно. Ведь какой самый бандитский город в понимании обывателей был тогда в России? Правильно – Петербург. Скажем за это спасибо писателю и сценаристу Андрею Константинову. А вот на втором месте по бандитизму считался почему-то Екатеринбург. Скажем спасибо местной братве.

Вот у меня в голове и сросся весь их коварный замысел: специально подогнали фуру, чтобы вся наша новая аппаратура и вся крутая мебель влезла, двигатель не выключают, ждут глубокой ночи и скоро пойдут на дело. А у меня из оружия только столовый нож, которым и вареную курицу не зарежешь. Ну, думаю, буду отбиваться штативом, он стальной и тяжелый.

И пока я строил планы обороны… как-то незаметно… уснул… Вот так и снимают беспечных часовых на посту… вот поэтому и погиб штаб чапаевской дивизии… а сколько бед произошло в современных войнах из-за нерадивого постового….

Разбудил меня странный звук. Он был скрипящим и металлическим. Очень похож на звук работающей болгарки. И раздавался откуда-то с крыши. Сон как рукой сняло! Я выглянул в окно, возле фуры никакого шевеления. Более того, так как дело было зимой, и мела метель, то она замела даже мои разведывательные следы. И вообще никаких следов рядом не было. Одни сугробы. А звук, тем не менее, продолжается. Может быть, бандиты зашли с тыла, с другой стороны? Звонить или не звонить в милицию? Не хочется выглядеть слабаком и дураком в глазах приехавшего наряда. А пилящий звук все дребезжит и дребезжит. Причем на одной ноте. Такое впечатление, что грабители наткнулись на что-то твёрдое, и никак не могут его распилить. Пять минут стараются, пятнадцать… вот уже пол часа пилят, и все никак ко мне не ворвутся.

Я стал ходить по студии в поисках максимально близкого к распилу места. Нашел его. Взял стул и залез на него. Приподнял с подвесного потолка декоративную офисную панель, и звук мгновенно усилился. Он исходил от железного короба вентиляции. Был равномерным и совершенно некриминальным… Через пол минуты меня затрясло от смеха. А страх улетучился. Знаете, в чем дело? Вам наверняка знакомо такое понятие как резонанс. На Севере в сильные холода двигатели у машин, припаркованных на улице, не глушили, потому, как утром не заведешь. Так вот, в морозную северную ночь, звук из выхлопной трубы грузовика привел к вибрации в системе вентиляции, и вызвал резонанс в её коробах. И появился звук очень похожий на работающую электропилу. Как только я это понял, расслабился и спокойно уснул. Причем жужжание с потолка звучало для меня как музыка небесных сфер, как шум прибоя.

А утром, когда коллектив «Вектора» пришел на работу, к машине вышел неказистый мужичек, небольшого росточка, в смешной шапке-ушанке, с совершенно добродушным лицом. Он никак не мог понять, почему в окнах телестудии стоят люди, смотрят в его сторону и смеются, а какой-то молодой человек что-то рассказывает им, при этом активно размахивает руками, тычет пальцем то в него, то в потолок. И тоже смеется.

«Странные, они какие-то, эти северные телевизионщики» - наверняка подумал водила из Екатеринбурга, залез в прогретую кабину и был таков.

Прочитано 631 раз