Понедельник, 30 марта 2020 15:21

Кампенгаузен не пройдёт! И не проедет!

Оцените материал
(9 голосов)

У молодых петербургских шалунов пушкинской поры было любимое развлечение – они сговорились как можно чаще проезжать через городские заставы и записываться там самыми причудливыми, самыми забавными именами и фамилиями. Как только не изгалялись шутники! Придумывали себе звериные прозвища Собакиных, Кошкиных и Мышкиных; назывались реальными, но чужими дворянскими фамилиями Дурасовых и Трусовых; записывались как Пакостин, Объедкин, Паскудин, Лентяев и Босяк; удивляли постовых смешными казачьими призвищами Непейпиво, Неешьмак, Гуляйдень, Помогайбатько и даже Убейбатько. Согласитесь, что Вильгельм Нетудахата и Фридрих Дурак звучат довольно-таки потешно. Это я вам, как Эдуард Щербина, говорю.

Довольно скоро это безобразие заметило начальство, которое возмутилось и приказало немедленно задерживать на заставах всякого, кто посмеет подобным образом «пошутить».

На следующий день после грозного распоряжения через заставу случилось проезжать управляющему Министерством внутренних дел, государственному контролёру барону Балтазару Балтазаровичу фон Кампенгаузену.

Лифляндский барон громко и с достоинством выговорил своё гордое имя и услышал в ответ от караульного: – Некстати вздумали вы шутить, барин! Знаем мы вашу братию шутников! Извольте-ка здесь посидеть, а после мы отправим вас к господину коменданту для спроса, существует ли такой шут гороховый! ...

Барон Балтазар фон Кампенгаузен принялся было буянить, но его скрутили и отвели в караулку «для выяснения»... И «повязали», напоминаю, не кого-нибудь, а самого управляющего Министерством внутренних дел!

Вот что значит чересчур сложная фамилия после озорных шуточек молодых оболтусов. 

 

Прочитано 212 раз