Суббота, 18 января 2020 11:20

Забавные истории из жизни Евгения Весника

Оцените материал
(3 голосов)

15-го января 1923 года в Петрограде родился Евгений Яковлевич Весник – известный советский и российский актёр театра и кино, народный артист СССР, театральный режиссёр, выразительный чтец-декламатор, яркий публицист, автор нескольких сценариев для радио и телевидения.

Евгений Весник был участником Великой Отечественной войны: в звании гвардии лейтенанта артиллерист Весник штурмовал Кёнигсберг. Он был награждён боевыми орденами и медалями, среди которых орден Красной Звезды и две медали «За отвагу».

Несколько историй сегодняшнего выпуска интернет-журнала «Полезные заметки» будут посвящены этому замечательному артисту и очень обаятельному человеку.

 

Как поклонники Ляли Чёрной выручили театрального Остапа Бендера

Сначала задам вам один вопрос на засыпку: знаете ли вы, кто был самым первым в СССР исполнителем роли Остапа Бендера?

Им был актёр Евгений Весник. В конце 50-х и начале 60-х годов прошлого столетия в спектаклях Московского академического театра Сатиры Весник сыграл Великого Комбинатора в общей сложности шестьсот раз.

Однажды Театр Сатиры совершал гастрольный тур по республикам Закавказья. Показывал в том числе постановки «12 стульев» и «Золотого телёнка». На одной из жд-станций исполнитель главной роли товарища Бендера товарищ Весник отстал от поезда. Он вы­скочил на перрон в дорожной пижаме и тапоч­ках, и пока торговался с продавцом привокзального киоска, поезд… тю-тю…ушёл!...

Ни денег, ни докумен­тов, ни знакомых... В те годы артист ещё не был всенародно знаменит, и лицо его узнавали только московские поклонники. Сотрудники привок­зальной милиции, куда артист обратился за помощью, не были театралами и отнеслись к человеку в пижаме равнодушно. Начальник вокзала тоже не проникся трагикомичностью ситуации и сухо сообщил, что следующий поезд будет только завтра. Так уж и быть, может быть и посадит якобы актёра, если места свободные будут. Но завтра – это поздно! Завтра он должен играть Остапа Бендера в Тбилиси! То есть, по его вине произойдёт срыв спектакля! Стыд и позор…

Вышел Весник на перрон в расстроенных чувствах, сунул руку в карман пижамы, и обнаружил там… фотографию, на которой он был запечатлён вместе со своей любимой женщиной по имени Ляля Чёрная. Это была знаменитая исполнительница цыганских песен и романсов, артистка цыганского театра «Ромэн». Знойная красавица в те годы была гражданской женой Евгения Весника. Вот не зря он носил её фотопортрет рядом с сердцем! Именно это его и выручило из неприятного положения.

Как вы думаете, как снимок цыганской певицы и танцовщицы Ляли Чёрной мог помочь одинокому, растерянному и безденежному человеку, отставшему от поезда?... Сейчас узнаете!

По удивительному стечению обстоятельств в привокзальном скверике располо­жился пёстрый и шумный табор. Словно по наитию, артист отправился к цыганам, по пути размышляя: что им рассказать, какой именно стиль общения применить, можно ли приукрасить свою ситуацию или даже включить игру Великого Комбинатора? И стоит ли вообще пытаться хитрить с ромалэ? Юлить с ними артисту не пришлось. Он просто показал фотографию и поведал о своей беде.

Что тут началось! Весника тут же накор­мили, напоили, одели с го­ловы до ног, подарили часы, дали денег, посадили в легковой автомобиль и отправили догонять поезд. Завтрашний спектакль про Остапа Бендера сорван не был.

Что ещё интересно в этой истории: вскоре Весник вернул долг – он отправил по почте деньги цыганам, но те возвернули их об­ратно телеграфным переводом. Вот что значит благоговейная и безграничная любовь поклонников. Любовь к театрально-эстрадной звезде по имени Ляля Чёрная.

Нечаянная сценическая находка

В любых трудовых коллективах, хоть на макаронной фабрике, хоть на серьёзном оборонном заводе, принято подкалывать молодых и неопытных сотрудников. Традиция у нас в России такая. А впрочем, не только у нас. Такова человеческая природа. И на холодной Аляске, и в жаркой Африке бывалые дядьки подшучивают и подковыривают наивных юношей. 

Театральные сообщества в плане подначек старших товарищей над младшими ничем не отличаются от воинских казарм, вот только шутки у театралов тоньше и деликатнее. Об одном таком розыгрыше и пойдёт речь.

Начинающий актёр Евгений Весник во время учёбы в театральном училище им. Щепкина играл на сцене Малого театра. Его дебют состоялся в пьесе Грибоедова «Горе от ума» – он участвовал в массовке. Задача у Весника была самая незатейливая: просто стоять у стены и изображать гостя в доме Фамусовых. Что может быть проще? И как при такой массовой мизансцене можно подколоть статиста? Оказывается, можно!

Малоопытного ак­тёра решили подначить коллеги постарше. Два шутника подошли к Веснику и с добрейшими выражениями лиц спросили вполголоса: – Простите, вы не Чацкий будете?... И так несколько раз. Прогуливаясь мимо, они корчили рожи и тихонько интересовались: – А кто тут Чацкий?

Услышав нелепые вопросы с подковыркой, несчастный дебютант огромным усилием воли сдерживал истерический смех. Во время антракта Весник подошёл к шутникам и попросил их прекра­тить издевательства. Те вежливо изви­нились и пообещали, что больше ни-ни-ни и ни-за-что! Однако едва началось дей­ствие, они снова подошли к Евгению Веснику и вежливо спросили: – Вы не подскажете, где здесь туалет?

Этой фразы оказалось достаточно для того, чтобы молодой артист согнулся пополам и уполз за кулисы. Там он в страшном волнении ожидал окончания спек­такля, справедливо рассчитывая получить взбучку от режис­сёра. Потому как своевольный уход актёра со сцены – это всё равно как самовольное покидание поля боя солдатом. Тут ведь трибуналом пахнет!

Но самое удивительное, что режиссёр похва­лил Весника: – А вы, молодой человек, правильно сделали, что ушли со сце­ны. Это хороший ход! Чего вам в самом деле торчать столбом?... Правильно поступили!

После этих слов Евгений Весник вздохнул с облегчением, а два шутника очень сильно удивились. А может быть, даже и огорчились. Потому как в любых трудовых коллективах, хоть на макаронной фабрике, хоть на оборонном заводе, в конце розыгрыша обязательно кто-то огорчается.

Как секретная сотрудница органов госбезопасности Евгения Весника посадила

Однажды на гастролях в Ялте после спектакля в гостиничном номере актёра Евгения Весника собрались его друзья. В какой-то момент томный южный вечер перестал быть томным – у артистов кончилось вино. Весник отправился за ним в гостиничный ресторан. Там гуляла немецкая делегация. У входа стояли две ярко накрашенные девицы в мини-юбках самой недвусмысленной наружности. Весник прошёл мимо ночных бабочек в зал и там купил пару бутылок крымского. По пути бывший фронтовик-орденоносец спел какой-то весёленький куплет на немецком языке для подвыпивших немцев, сорвал аплодисменты, крикнул на прощание «ауфвидерзеен!» и пошёл из зала.

У входа одна из накрашенных девиц с наигранной строгостью шутливо произнесла: – Весник, ведите себя осторожней. А то ведь по­сажу!... Тот сначала опешил, а потом вдруг понял – кто перед ним, и проникся уважением к нелёгкой службе сотрудниц секретной советской спецслужбы.

Думаете, это конец истории? Как бы не так! Ибо жизнь иногда подкидывает нам удивительные встречи.

Через год в Москве Евгений Весник опаздывал в те­атр и ловил на улице машину. Остановилась легковушка. Артист бросился к ней и попросил: – Пожалуйста, к Малому театру! Я опаздываю на спектакль!

И тут Весник увидел, что за рулём сидит та самая дама из органов. Она заулыбалась и сказала: – В тот раз в Ялте я вас не посадила, а теперь точно по­сажу!... И таки посадила!... К себе в авто. На переднее сиденье. Довезла до театра и даже денег не взяла.

 Красное искусство в Париже

Однажды в советские годы московский академический Малый театр должен был поехать на гастроли во Францию. По тогдашним правилам перед поездкой за границу, да ещё и в капиталистическую страну, артистов вызвали в партийные органы для специальной беседы. Инструктаж шёл по полной программе: поодиночке не ходить, перемещаться только группами, ни в какие связи не вступать и опасаться всяческих провокаций. Особенно гроз­ным был запрет посещать злачные места, вся­кие там «площади Пигаль» с кварталом красных фонарей и заведения типа «Crazy Horse».

Актёр Евгений Весник выслушал суровые наставления и спросил: – Простите, а, к примеру, в театр «Красная мельница» можно сходить?

Партийцы призадумались… От названия «Красная мельница» веяло чем-то родным, коммунистическим, ну, прямо как от завода «Красная кузница» или от колхоза «Красный пахарь». Поэтому после небольшой паузы главный инструктор милостиво разрешил: – Это сколько угодно. Раз мельница красная, то почему бы и нет. Туда сходить можно!

Ирония Весника заключалась в том, что знаменитое парижское кабаре «Мулен Руж», расположенное в квартале красных фонарей, переводится на русский язык как «Красная мельница».

Случай в Одессе. Весник и искренние грубияны

Однажды Евгений Весник был на гастролях в Одессе. И там с ним произошёл забавный случай с традиционным одесским колоритом. На остановке городского транспорта актёр стоял вместе с какой-то женщиной. Вдруг мимо них прошла группа пьяных граждан, которые вели себя очень развязно и громко матерились. Веснику от их поведения стало как-то неловко, а вот дама даже бровью не повела, видать проявления биндюжного темперамента для неё было самым привычным делом.

Когда хулиганы удалились, Евгений Весник, дабы оправдать своё неловкое интеллигентское замешательство, обратился к женщине: – Извините, что я не вмешался и не сделал этим грубиянам замечание. Мне ведь в театре высту­пать, а могла быть драка, синяки и ссадины...

Реакция одесситки была неожиданной: – Та вы шо!? Тю, я вас умоляю! При чем тут грубость, они же искренне!...

 Волшебная сила искусства

Как-то раз Евгений Весник выступал с эстрадным номером, который назывался «Габровские уловки». Это была весёлая подборка анекдотов о жителях болгарского города Габрово, которые считаются самыми скупыми людьми если не в мире, то в Европе точно. Все байки о габровцах – это такой особенный юмор об их чрезмерном скупердяйстве и фантастической жадности. Самый известный габровский анекдот – про несчастных городских кошек, которым прижимистые хозяева отрезают хвосты, чтобы зимой поскорее закрывать за ними входную дверь и не выпускать из дома старательно накопленное тепло, тем самым экономя на дровах.

5.02 Габровский памятник

Так вот, артист Евгений Весник показывал на эстрадной сцене комедийный номер про то, как габровец разбил бутылку водки. Разбил, значит, и стоял, долго стоял – ждал мороза, чтобы собрать ледяные куски замёрзшего спиртного. Всё это очень убедительно изображалось Весником: как упала бутылка, как бедняга всплескивал руками и горевал, как наклонялся и щупал пальцами драгоценную лужу.

После его выступления из зрительного зала на сцену выполз какой-то тощий драный тип и начал что-то искать. А потом закричал разочарованно и злобно: – Врёт, гад! Никакой бутылки тут нет! Ни единого осколочка... Всё наврал, сволочь!

Вот она – волшебная сила актёрского искусства!

Продолжение следует…

Прочитано 716 раз