Понедельник, 10 июня 2019 18:31

Орхидеи царице от инженера Джевецкого

Оцените материал
(3 голосов)

В 1879 году талантливый инженер-изобретатель Степан Карлович Джевецкий представил военно-морскому ведомству Российской империи новую подводную лодку собственной конструкции (вторую по счёту в ряду его подводных изобретений).

Это была уникальная для своего времени модель: она вмещала 3-4 человека, на ней был установлен управляемый гребной винт, игравший также роль горизонтального руля, и впервые в мире применялась регенерация воздуха. В движение она приводилась ножными приводами велосипедного типа. В передней части шестигранного купола был устроен перископ для наблюдения из-под воды. Невидимый «наутилус» был способен запускать с глубины к поверхности всплывающие мины. Они представляли собой пироксилиновые 50-фунтовые заряды, помещенные в резиновые мешки, надуваемые воздухом для придания положительной плавучести, которая обеспечивала примыкание мины к неприятельскому кораблю.

Подлодка Джевецкого успешно выдержала первые испытания, но для запуска её в серийное производство требовалось высочайшее повеление царя. В 1881 году для демонстрации возможностей секретного чудо-оружия императорской семье, инженер Джевецкий привёз его в Гатчину и спустил в самое прозрачное из гатчинских водоёмов – в Серебряное озеро.

За манёврами секретной лодки наблюдали император Александр III и его супруга Мария Фёдоровна. Они катались на шлюпке по озеру и с удивлением взирали на то, как его прозрачную глубину бороздит подводный аппарат. Изобретатель Джевецкий специально несколько раз проводил своё детище под днищем царского ялика, вызывая восторг у венценосной семьи. Настоящую бурю эмоций испытали все присутствующие, когда скрытый под водой невидимый чёлн взорвал миной плотик-мишень.

Но самый эффектный трюк смекалистый инженер Джевецкий приберёг для конца показа. Когда царская шлюпка подошла к берегу, рядом с нею внезапно взбурлила вода, подлодка лихо всплыла и пристала к причалу. Степан Джевецкий с ловкостью открыл горловину, вышел из лодки на пристань, преклонил колено перед царицей и подал Марии Фёдоровне великолепный букет её любимых цветов – орхидей, сказав при этом на французском языке: - Это дань Нептуна Вашему Величеству! ("C'est le tribut de Neptune á Votre Majesté").

Царица пришла в полнейший восторг и рассыпалась в комплиментах. Александр, естественно, тоже остался очень доволен красивым цветочным финалом испытаний, долго благодарил Джевецкого и приказал военному министру Петру Ванновскому спешно заняться постройкой 50 подводных лодок.

Мы можем только догадываться, что больше понравилось императору – букет орхидей для его жены или сама лодка, но факт остаётся фактом: в кратчайшие сроки на заводах Петербурга впервые в мире была построена столь крупная серия из 50-ти подлодок. Их постройка была завершена к концу 1882 г. 

Шестнадцать лодок из первой серийной партии остались служить в Кронштадте, 32 шт. по железной дороге были отправлены в Севастополь, где они были включены в систему обороны приморских крепостей Чёрного моря. Одна лодка передана инженеру Степану Джевецкому для дальнейшего совершенствования и следующих разработок, а ещё одна оставлена в распоряжении заказчика – Инженерного управления.

Перед запуском в серию проект был в очередной раз доработан. Лодки третьей модели имели длину - 5,97 м, высоту - 1,65 м. Экипаж лодки был уменьшен до трёх человек, которые могли развивать скорость до 3 узлов (5,4 км/ч – это скорость пешехода). Лодка могла погружаться на глубину до 12,5 м и находиться под водой до 50 часов. Именно эта модель (третья по счёту) и стала первой в мире серийной подводной лодкой.

Испытания головной лодки серии проводились с 15 мая по 30 августа 1882 года. Командиром лодки был назначен лейтенант Ипполит Ильич Чайковский – брат великого композитора, впоследствии капитан I ранга. Испытания были признаны успешными: за 57 ходовых дней лодка прошла под водой по акватории Военной гавани Кронштадтского порта 96 часов. Лейтенант Чайковский вдумчиво относился к своим обязанностям. Так, например, он предложил окрасить светящейся краской рукоятки и маховики важнейших приводов, чтобы их можно было различать в темноте. Это было первое предложение использовать «холодный свет» на подводных лодках. 

Итак, перефразируя известную ковбойскую шутку про доброе слово, подкреплённое револьвером, можно сказать, что с помощью добрых дел можно добиться многого, а с помощью добрых дел и букета орхидей – ещё больше!

Данная история про галантный поступок смекалистого инженера Джевецкого стала известна благодаря воспоминаниям Алексея Николаевича Крылова – русского и советского математика, механика, кораблестроителя и академика. В соответствии с его мемуарами демонстрация лодки Джевецкого традиционно датируется 1881-м годом. Однако следует учитывать, что воспоминания писались Крыловым в 1941-м году (на 78-м году его жизни), и при этом все даты приводились автором по памяти.

Существует ещё один, менее популярный источник – дневники Александра III. 4-го февраля 1880 года Александр записал в дневнике: «В 3/4 11 утра отправились с Мини на Балтийскую дорогу и в 11 1/4 отправились через Лигово, Красное Село в Гатчину. Поехали еще с нами Алексей, Победоносцев и Н.М. Баранов, уже в статском платье. Погода сегодня совершенно весенняя, светло, тепло и чудное солнце с самого утра. В Гатчине мы смотрели на пруду подводную лодку инженера Джевецкого, который при нас сделал несколько удачных опытов со своей лодкой и кончил тем, что подвел мину под плот и отойдя взорвал ее отлично. Эта лодка, я уверен, будет иметь большое значение в будущем и сделает порядочный переполох в морских сражениях».

Поэтому можно предположить, что лодка демонстрировалась Александру не в 1881-м, а в 1880-м году, ещё в бытность его цесаревичем. И тогда, получается, букет орхидей от Нептуна был преподнесён не царице, а царевне. А это ещё романтичнее.

Прочитано 474 раз