Вторник, 30 апреля 2019 19:15

Карнавально-пиратская, поэтическо-музыкальная Республика Фиуме

Оцените материал
(10 голосов)

История человечества знает множество примеров уникальных и совершенно невероятных государств. Какие-то из них растворились во глубине веков, некоторые были поглощены волнами или занесены песками, иные заросли густыми джунглями, многие уничтожены кровожадными и неразумными гомо-сапиенсами, а кое-какие продолжают существовать и в наше время. Сейчас на земном шарике насчитывается 5 непризнанных государств, 8 частично признанных, и почти полсотни удивительных стран, названия которых известны только узким специалистам по политической географии. Очень необычных, микроскопически-островных, океанско-морских, бананово-лимонных, и даже заснеженно-ледяных государств насчитывается 49 штук.

Я расскажу вам всего об одном уникальном и удивительном анархическом государстве, которое в начале XX века появилось на карте Европы, а именно на северо-западе Балкан. Оно просуществовало всего чуть больше года. Но её граждане очень ярко и насыщено прожили то короткое время: с бесконечными песнями-танцами, с Конституцией, написанной в стихах и с воздушно-морским грабежом своих соседей. Причём пиратством они занимались весьма деликатным и джентльменским… Могу поспорить, что многие из вас услышат об этом государстве впервые. Итак, речь пойдёт о карнавально-пиратской, поэтическо-музыкальной Республике Фиуме.

В современной Хорватии, в северной части её Далмации, на живописном берегу одного из лазурных заливов Адриатического моря уютно расположился старинный город Риека, что на хорватском языке означает река. Слово река на итальянском языке звучит фиуме. Фиуме – именно так на протяжении многих веков называли этот город итальянцы. В нём и его окрестностях проживало смешанное население: славяне (хорваты и словенцы) обитали, в основном, в сельской местности, в самом же городе преобладали итальянцы. Национальными меньшинствами здесь были австрийцы и венгры.

В составе Австро-Венгрии фиумцы жили в общем-то дружно, пока не разразилась Первая Мировая война, которая привела к тому, что огромное лоскутное одеяло многонациональной Австро-Венгерской империи разорвалось на множество разноцветных лоскутов-государств. И город Фиуме стал камнем преткновения между Италией и вновь образованным Королевством сербов, хорватов и словенцев. Каждая из сторон считала его своей исконной территорией. Особенно учитывая, что это был важнейший морской порт Адриатики.

Конфликтная ситуация усугубилась тем, что в планах западных стран Антанты Фиуме подлежал передаче югославам, и поэтому он был оккупирован международными англо-франко-американскими частями. В городе начались массовые демонстрации с призывами присоединить его к Италии. На улицах начались беспорядки, переходящие в перестрелки с убитыми и ранеными.

И вот, 12 сентября 1919 года бодрым автомобильным маршем на грузовиках и бронемашинах в город вошёл отряд из 2500 итальянских националистов и анархистов. Это войско без единого выстрела вытеснило оккупационные силы Антанты, объявило Фиуме итальянским городом и взяло под защиту италоговорящее население. Народ ликовал и восторженно приветствовал своих освободителей. В воздух летели шляпы, кепки и цветы.

Во главе колонны в открытом «Фиате», усыпанном лепестками роз, двигался и принимал поздравления одноглазый офицер лет пятидесяти с величавой внешностью. Это был командир отряда легионеров – опытный и орденоносный подполковник Габриеле д’Аннунцио.

В начале Первой Мировой войны Габриеле д’Аннунцио записался в самый романтичный род войск – авиацию. Его стиль пилотажа идеально вписывается в ироничный девиз «Слабоумие и отвага». Д’Аннунцио часто летал бомбить австрийцев без разрешения на то начальства. Он устраивал вылазки на грани разумного. Судите сами: на своей летающей «этажерке» он бомбил Вену не только авиабомбами… но и пафосными листовками, в которых было написано: «Венцы! Оцените итальянское благородство. Мы могли бы сбросить на вас тонны бомб, а мы шлём с небес трёхцветный привет»… Пижон и авиахулиган какой-то!

Однажды, при неудачной посадке д’Аннунцио получил тяжелейшую черепно-мозговую травму, потерял один глаз и едва не лишился второго. После выздоровления он перевёлся в пехоту.

Комманданте Габриеле д’Аннунцио был уникальной и очень яркой личностью! Он был щёголем, весёлым кутилой и большим ценителем женщин. Кстати, дамы его тоже очень любили. Д’Аннунцио был авантюристом и очень экстравагантным человеком. Он был талантливым писателем, известным в Италии поэтом, ярким журналистом и вполне себе интересным драматургом.

И, наконец, Габриеле д’Аннунцио был ярым приверженцем фашизма. Более того, он стоял у истоков этого движения и даже являлся основоположником его ритуалов. Именно поэт Габриеле д’Аннунцио воскресил знаменитый «римский салют» – жест, столь любимый нацистами по всему миру. 

Сразу прошу отнестись к этим и последующим историческим фактам спокойно и не швырять в мою сторону тяжелые предметы. Я ни в коем случае не одобряю итальянский фашизм. Хоть и отделяю его от германского национал-социализма, но категорически осуждаю обе эти идеологии. Но когда вы узнаете, какой карнавал и какую анархо-демократию устроил д’Аннунцио в Фиуме, то согласитесь, что если бы все фашисты и нацисты были такими как он, то никакой Второй Мировой войны не было бы.

Да, во время пребывания в Фиуме Габриеле д’Аннунцио апробировал многие элементы политического стиля фашистской Италии: массовые шествия в чёрных рубашках, воинственные песни, древнеримское приветствие поднятой рукой и эмоциональные диалоги толпы с вождём. Больше никаких агрессивных действий не было. Никаких репрессий и расстрелов. Никаких тюрем и лагерей. Никаких кровавых гонений на инакомыслящих. Только жаркие общественные дебаты с традиционным горячим итальянским темпераментом.

Габриеле д’Аннунцио попытался построить в одном отдельно взятом городе анархизм с его полной свободой личности. Сплошная веселуха, музыка-песни-танцы и праздничные процессии. Не верите? А вот читайте и смотрите дальше.

После захвата города отрядом Габриеле д’Аннунцио жизнь в нём превратилась в бесконечный карнавал. На улицах Фиуме проходили бесчисленные празднества с бесплатной раздачей жареного мяса и вина. Для любителей покрепче – было и покрепче. Каждый третий день в атмосфере свободной любви проходил так называемый «Парад цветов», в котором принимали участие легионеры-освободители и симпатизирующие им местные красотки. В городе любви и цветов Габриеле д’Аннунцио, следуя своей склонности к театральным постановкам, превратил политику в эстетический спектакль. Эта странная эстетика абсурда и гротеска увлекла и захватила всех жителей.

В годовщину захвата города – 12 сентября 1920 года – Габриеле д’Аннунцио провозгласил Фиуме независимым государством и назвал его «Республика Красоты». Бывший военный лётчик, поэт, писатель, журналист, драматург и экстравагантный политик д’Аннунцио сам написал Конституцию для своей страны и сделал это… прошу внимания!... в стихотворной форме! Конституция в стихах – такого мир ещё не видывал!

В Конституции Республики Красоты гарантировались всеобщие права вне зависимости от пола, расы и веры, а также бесплатное начальное образование и минимальная оплата труда. Законодательно прописывался абсолютный запрет на насилие. Среди прогрессивных пунктов Конституции Фиуме было введение избирательного права для женщин. Налоги в новом государстве отменялись. Главной национальной идеей объявлялась Красота. Управлять республикой должны были профессиональные корпорации, а принимать ключевые решения – (цитирую дословно): «аристократы духа» и «силы прогресса и приключений».

В дополнение к весёлым приключениям на улицах новая власть ввела также приятные социальные элементы – «труд без утомления» и пособия для бедняков.

Ещё один интересный факт: в основном законе Республики Красоты было указано обязательное всеобщее обучение… музыке! А также введение всеобщего культа муз. Благородному искусству в Конституции Фиуме уделялось много внимания. К примеру, там были следующие строки:

- Во всех коммунах организуются певческие хоры и музыкальные ансамбли.

- Большие музыкальные празднества должны быть совершенно бесплатными для всех.

Пост министра культуры в новом государстве принял знаменитый итальянский дирижёр Артуро Тосканини. И сразу же стал развлекать граждан симфоническими концертами на главной площади. 

Министром иностранных дел был назначен бельгийский поэт-анархист Леон Кохницкий, который первым делом учредил… ещё раз прошу внимания!... не много, ни мало, а Лигу угнетённых Земли.

Заместителем комманданте стал известный олимпийский призёр 1908 года по фехтованию генерал Санте Чеккерини. А военно-морские силы республики возглавил герой Первой мировой войны капитан Луиджи Риццо. Вот только министр финансов немного подкачал – он имел три судимости за кражи.

Суд в молодой республике вершил лично д’Аннунцио, причем по «инстинкту справедливости». Смертных приговоров не выносилось: высшей мерой наказания считалось изгнание из республики.

Над городом-государством был поднят «государственный» флаг – пёстрое полотнище с созвездием Большой Медведицы на алом фоне, окольцованном змеем Уроборос, который кусает свой собственный хвост. Помимо пафосного флага власти Фиуме придумали хвастливый девиз «Quis contra nos», что означает «Кто может быть против нас!?»

Вот зря они так провозгласили. Потому, что соседние государства восприняли этот дерзкий девиз буквально. Они по требованию западных стран Антанты (и особенно США) предприняли блокаду свободного города как с суши, так и с моря. Новую независимую республику во всём мире признали только Советская Россия и Каталония.

3.08 Парижская конференция Д.Л.Джордж В.Орландо Ж.Клемансо и В.Вильсон 

Блокада независимой Республики Фиуме была жёсткой. На её территорию был запрещён въезд даже машинам Красного Креста. За прошлые безудержные карнавалы гражданам красивой республики пришлось платить сполна. Ведь веселье не может продолжаться бесконечно, особенно если его не подпитывать деньгами. А деньги быстро кончились. Город жил практически без них. Продовольствие выдавали по карточкам, но его распределение было плохо организовано. Многие магазины закрылись. Когда исчез хлеб, рабочие начали бастовать. Легионеры воровали во дворах всё, что плохо лежит, даже висящее на веревках мокрое бельё, но жители на них не обижались – ведь не ходить же защитникам свободного города в рванье!

И тогда Габриеле д’Аннунцио нашёл весьма оригинальное решение продовольственной проблемы – он организовал… пиратские отряды. Причём трёх типов: 1) морские, 2) воздушные и 3) воздушно-морские.

Третьи из них – это те, которые летали на гидросамолётах. Д’Аннунцио реквизировал местный морской флот и принял к себе на службу несколько десятков бывалых военных пилотов, которые самовольно слетелись в свободный город Фиуме со всех концов Италии. Мобильные пиратские отряды стали захватывать проплывавшие мимо суда или обворовывать крупных землевладельцев и всяких буржуев во всех местах, до которых можно было долететь.

Интересно, что в блокированный город съезжались всё новые итальянские добровольцы. Некоторые дезертировали из армии прямо со своими самолётами и даже кораблями. Эти корабли, включая боевые, перешедшие на сторону Республики Фиуме, по приказу комманданте д’Аннунцио устремились в море за едой. На некоторое время Адриатика стала такой же опасной как Карибское море во времена средневековых корсаров. Но только с одной огромной разницей – пираты Фиуме не применяли насилие. Они творили грабёж с максимальной галантностью и учтивостью. Кровь ими не проливалась, но случаи происходили иногда совершенно курьёзные.

Так, например, однажды Романо Мандзутто с шестью офицерами угнал итальянский корабль, гружённый шёлком, часами и автомобилями. А потом это судно вернули собственникам за огромный выкуп. И при этом ни один моряк не пострадал.

Порою доходило до настоящего сюрреального абсурда – пред взорами экспроприируемых из пиратского самолёта выходил экспроприатор во фраке, нежно-голубом шарфе и при этом с феской на голове. В руках у него была изящная фарфоровая чашка с чаем. Его лицо украшали мушкетёрская бородка и усы. Человек с благородной внешностью церемонно кланялся и вежливо просил поделиться продовольствием с гражданами ну-у очень свободного города. Этим любезным флибустьером был граф Гвидо Келлер – итальянский лётчик, революционер, авантюрист, философ-авангардист, госсекретарь республики и близкий друг комманданте д’Аннунцио.

Некоторые экспроприации с его участием достойны экранизации, но только с одним условием – если снимать кино будет Эмир Кустурица. Потому, что следующий эпизод абсолютно в его стиле. Судите сами. Однажды Гвидо Келлер отправился в очередной рейд и раздобыл свинью. Та оказалась слишком крупной и во время приземления проломила фанерное дно аэроплана. Для осознания фееричности этой мизансцены представьте себе рядом с несчастной раскоряченной свиньёй благородного пилота во фраке, с нежно-голубым шёлковым шарфом на шее, с феской на голове и с грациозно оттопыренным мизинчиком у чашки с чаем.

Пиратская деятельность позволяла революционному обществу Фиуме вполне сносно существовать. Всё добытое и награбленное распределялось между солдатами и жителями города. В таком режиме они бы могли протянуть ещё некоторое время. Никем не признанное чудное образование могло бы оставаться на карте Балкан ещё несколько лет, но поэтическо-разбойничья республика не вписывалась в политику великих держав. 

12 ноября 1920 года Италия подписала в курортном городке Рапалло мирный договор, по которому почти вся Далмация отходила к Королевству сербов, хорватов и словенцев. Самостоятельность Фиуме упразднялась – он должен был стать вольным городом под итальянской протекцией. Рим отправил ультиматум войскам комманданте д’Аннунцио, потребовав от них покинуть город и вернуться в свои части.

В ответ на это Габриеле д'Аннунцио… объявил Италии войну!

А воздушный сорвиголова Гвидо Келлер в качестве протеста совершил рискованный вылет на самолёте и сбросил на здание парламента в Риме ночной горшок, наполненный пареной репой.

5.02 Гвидо Келлер

Отважные солдаты-ардити (ардити - так называли особо храбрых бойцов армейских штурмовых отрядов) были полны решимости защищать свою молодую республику до конца. Сохранилась фотография, на которой суровые ардити держат в зубах свои спецназовские кинжалы, а в левом нижнем углу фото имеется красноречивая надпись «Фиуме или смерть».

5.03 Фиуме или смерть

Родина не промедлила с ответом – против Республики Красоты были высланы как корабли, так и регулярные сухопутные силы. Бои за Фиуме продолжались вплоть до конца декабря. Итальянцы бились с итальянцами за Красоту.

В рождественский сочельник – 24 декабря 1920 года – те, которые пришли из Рима, настойчиво, под артиллерийскую канонаду и залпы крейсеров, попросили компанию д’Аннунцио покинуть стратегически важный город. И он его покинул… Поэт и комманданте уехал на том же самом открытом «Фиате», на котором когда-то прибыл в город. Вот только лепестков роз на капоте уже не было.

О гибели республики сожалело куда меньше людей, чем радовалось её возникновению. Одно из самых удивительных государств Европы прекратило существование. Побеждённый, но не сдавшийся Габриеле Д'Аннунцио вернулся на родину, где обрёл звание национального героя. Через четыре года он получил титул князя Монте-Невозо, а чуть позже даже возглавил итальянскую Академию наук.

Город Фиуме сначала вошёл в состав Италии, а после Второй Мировой войны стал хорватским городом Риека. От карнавально-пиратской, поэтическо-музыкальной республики Фиуме остались только её совершенно невероятная история и романтичный образ отчаянных и галантных воздушно-морских пиратов.

 

P.S.

Док.фильм о тех событиях на итальянском языке: https://www.youtube.com/watch?v=nZvM7GGi_v0

Прочитано 2007 раз