Суббота, 20 февраля 2016 09:24

Шешковский и его страшное кресло

В начале 18-го века в Российской Империи политическим сыском занималась Тайная канцелярия. Некоторое время этим суровым органом руководил Степан Иванович Шешковский. Очень интересная и неоднозначная личность. Его имя наводило страх и ужас на арестованных. Его ненавидели и боялись. Известно, что писатель Радищев, арестованный за свое крамольное сочинение «Путешествие из Петербурга в Москву», когда узнал, что допрашивать его будет человек «от Шешковского», упал в обморок.

Интересен еще один достоверный исторический факт: каждый раз, когда князь Григорий Потёмкин встречал Шешковского, то приветствовал его одним и тем же вопросом: «Каково кнутобойничаешь, Степан Иванович?», на что последний неизменно отвечал: «Помаленечку, ваша светлость!».

Применять помаленечку кнут при допросе подследственных Шешковский любил самолично. Сохранились рассказы о том, что среди тех, кто побывал в его руках, а потом вышел на свободу, находились отдельные смельчаки, которые мстили Шешковскому за пытки и унижения. Они поджидали тайного советника в каком-нибудь тёмном укромном уголке, и… воздавали ему за всё испытанное в его застенке. В этом плане наиболее интересен один случай, который некоторые историки считают легендой, петербуржским анекдотом. Судите сами.

В кабинете Шешковского находилось кресло особого устройства. О-о-о, это было жуткое кресло!...

Опубликовано в Истории

При дворе Царя Петра Первого жил и работал художник Иван Никитин. Он знаменит тем, что одним из первых отошел от традиционного иконописного стиля русской живописи и начал писать картины с перспективой, так, как в это время писали в Европе. Известен портретами Императора и его царедворцев. Пётр его любил, ценил и даже отправил в Италию, где тот учился живописи во Флоренции и Венеции.

И вот когда художник вернулся в Россию, дела у него не заладились – он активно писал, но его картины никто не покупал. Потому как не было еще такой моды на произведения искусства.

Как-то Пётр Первый зашел к нему в мастерскую, и живописец пожаловался царю, что пробовал продать хотя бы одну картину, но никто и рубля не дал. Петр задумался немного, а потом сказал: - Приходи-ка ты завтра на ассамблею к Меншикову, да принеси с собой все, что захочешь продать.

 

Опубликовано в Истории

В Петербурге много красивых храмов. Самые известные – это, конечно же, Исаакиевский и Казанский соборы, а также Спас-на-Крови. Но среди пышных, открыточных и туристических есть один, в котором моя душа находит какой-то особенный покой. Это Никольский Морской собор.

Он один из самых моих любимых. Потому что, во-первых, он очень изящный и красивый, построенный в стиле барокко времен императрицы Елизаветы Петровны. Во-вторых, он имеет очень необычную редкую архитектуру – он двухъярусный, так сказать двухэтажный, состоит из двух церквей: нижняя освящена во имя Николая Чудотворца, а верхняя церковь – в честь Богоявления Господня. И в-третьих, моя любовь к Никольскому собору вызвана тем, что он Морской. На его внутренних стенах размещены таблички с именами погибших в русско-японской войне моряков и подводников затонувших советских субмарин. В дни памяти совершаются панихиды по экипажам подводных лодок «Комсомолец» и «Курск». В саду перед храмом установлен обелиск в память броненосца «Император Александр III», который погиб в Цусимском сражении. В общем, все моряки считают его своим, родным, ведь Николай Чудотворец – покровитель всех плавающих и путешествующих.

Опубликовано в Истории
Вторник, 22 декабря 2015 14:37

«НЕвредные заметки» №37 16+

14 декабря 1825 года в Санкт-Петербурге на Сенатской площади произошло восстание декабристов. Ленинская версия произошедшего (о далёких от народа людях) хорошо известна всем бывшим выпускникам советской школы. Эдуард Щербина, несомненно, повеселит вас крамольной шуткой вражеских пропагандистов времён «холодной войны» о «побудке» беспокойных общественных деятелей. А ещё вы узнаете о совсем не традиционном видении декабрьского восстания. Автор очень красноречиво завершает выпуск: «Убереги, господь, Россию от пушечной картечи на будь какой площади: и на Сенатской, и на Красной, и на Болотной!»

Опубликовано в Невредные заметки
Вторник, 22 декабря 2015 14:02

"НЕвредные заметки"№21 16+

Этот выпуск программы Эдуард Щербина назвал культурно-художественным, а ещё художественно-музыкальным. Вы проведёте время за его просмотром поистине увлекательно и весело. Почему в Санкт-Петербурге один из каналов носит имя Крюков? Хорош ли был царь Петр I в роли ведущего аукционов? Как взорванный в бухте Ливорно, благодаря Алексею Орлову, русский фрегат "Гром" стал источником вдохновения немецкого художника-мариниста и поводом для дамской благосклонности? Вы узнаете об этом, равно как и о странной дуэли мастеров поэзии "серебряного века", об опрометчивом поступке Бориса Борисова и двух розыгрышах настоящих мэтров нашего кинематографа - Льва Дурова и Микаэла Таривердиева в исполнении больших мастеров по этой части.

Опубликовано в Невредные заметки
Вторник, 22 декабря 2015 11:34

"Невредные заметки"№4 16+

В четвертом выпуске программы Эдуарда Щербины вы узнаете, как переставленные Суворовым слова изменили смысл надписи, какой памятник стал предметом шуток о комоде и бегемоте. Также вы поймёте, что и великим свойственно ошибаться, как это случилось, например, с В. Немировичем-Данченко. Автор программы также докажет, что высыпаться иногда лучше не дома. А еще вспомнит одну историю для взрослых.

Опубликовано в Невредные заметки
Понедельник, 21 декабря 2015 11:47

Авианосец в Неве

Сорок лет назад, в середине 70-х мои родители пошли в гости, и потащили меня с собой. Я сначала очень сопротивлялся и не хотел идти - ну вот что делать десятилетнему мальчишке в компании старых динозавров? Они выпьют, начнут петь древние песни, а мне чем заняться? – думал я. Но в последствии не пожалел, что оказался в той компании. Та встреча врезалась в память на всю жизнь. Дело было 9 Мая. За столом собрались ветераны Великой Войны, и среди них особо выделялся седовласый, но очень бодрый, подтянутый дед с огромным иконостасом орденов и медалей на груди. 

Такого количества наград я никогда до этого вживую не видел. Больше было только у Маршала Советского Союза Леонида Ильича Брежнева. К моему очень большому сожалению, я не запомнил имя этого человека, и до сих пор об этом жалею… Поэтому буду называть его просто Ветеран.

Опубликовано в Истории
Страница 4 из 4