Понедельник, 03 февраля 2020 13:04

Забавные истории из жизни Ивана Крылова

2-го февраля 1769 года в Москве родился Иван Андреевич Крылов – великий русский баснописец, публицист и издатель сатирико-просветительских журналов. Более всего Крылов известен как автор 236 басен, многие выражения из которых вот уже третье столетие являются крылатыми. В сегодняшнем выпуске интернет-журнала "ПЗ" собраны исторические байки об этом замечательном человеке.  

Крылов и Николай I – соседи

Иван Андреевич Крылов служил библиотекарем в императорской публичной библиотеке и жил в том же обширном здании. Как-то раз царская семья Николая I поселилась на лето в Аничковом дворце. А он расположен совсем рядом с библиотекой – их разделяет всего 200 метров зелёных насаждений. Однажды на Невском проспекте во время прогулки император Николай Павлович встретил Крылова, обрадовался и произнёс: – А, Иван Андреевич! Каково поживаешь? Давненько не видались мы с тобой...

Опубликовано в Истории

Сегодня очень важная дата в истории нашей страны: 27 января отмечается День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.

Ленинград был особым городом в СССР – его любили все граждане огромной страны и называли северной столицей, культурной столицей, городом-музеем и колыбелью трёх революций. В планах гитлеровского командования было полное его уничтожение и массовое истребление населения. 8-го сентября 1941 года Ленинград был взят в кольцо, и началась Блокада, которая продлилась 872 дня. За всю историю человечества ни один осаждённый город в мире не подвергался столь суровым испытаниям: голоду, холоду, непрерывным атакам, бомбёжкам и артобстрелам. В Ленинграде погибло 650 000 мирных жителей. Ещё около 500 000 воинов-защитников сложило за него свои головы. Но город на Неве выстоял и является символом стойкости, мужества и героизма.

Среди защитников Северной Столицы был один удивительный человек с очень богатой биографией. О нём и пойдёт речь в этой заметке.

Опубликовано в Истории

В 1950 году актриса Фаина Раневская была на гастролях в Ленинграде, и жила в роскошном номере центральной гостиницы «Европейская» с видом на Русский музей. В этом номере Раневская принимала своих друзей, рассказывала-слушала анекдоты и обменивалась новостями. Через неделю к ней пришел администратор гостиницы и вежливо предложил переехать в точно такой же номер, но только на другом этаже. Своенравная Фаина Раневская категорически отказалась. Тогда к ней пришел сам директор отеля. Свой визит он начал с того, что первым делом зашёл в ванную комнату и включил там воду с хорошим напором. А потом, под громкий шум воды заговорщицким шёпотом объяснил актрисе, что ждёт на днях одно высокопоставленное лицо, а этот номер в гостинице единственный, который оборудован прослушивающим устройством...

Опубликовано в Истории

 В июне 1883 года повелением императора Александра III петербургский обер-полицмейстер Пётр Аполлонович Грессер был произведён в градоначальники. На этом посту столичный глава провёл реорганизацию полиции, пожарной охраны, упорядочил извозный промысел. При нём в Петербурге была построена Центральная одиночная тюрьма «Кресты», и произведено электрическое освещение части Невского проспекта.   Писатель и публицист Владимир Петрович Мещерский писал о нём так: «Факт тот, что ни до Грессера, ни после Грессера Петербург не имел подобной по энергии и здравомыслию личности во главе города. В разговоре о политике, о литературе, о великосветских злобах дня, о придворном мире – он казался менее сведущ и наивнее своего вестового; но когда вы входили в область его служебной деятельности, этот человек вдруг преображался не только в страстного любителя, но и в гения своего дела».

Опубликовано в Истории

Много лет назад, в те времена, когда город на Неве назывался ещё Ленинградом, одна пожилая интеллигентная ленинградка задала мне весьма интересный вопрос, на который я тогда не смог ответить. Та женщина пережила Блокаду и была из традиционной для Северной Столицы категории добрых людей, которые незнакомому человеку и дорогу покажут, и в свой дом впустят, и накормят, и чаем угостят. Случилось так, что я был тем самым незнакомцем, которого сначала вели за руку, показывая кратчайший путь к достопримечательностям, а потом пригласили к столу.

И вот там-то, на скромной кухне обычной питерской коммуналки, я впервые в жизни увидел необычную чайную пару – чашку и блюдце. Их украшал простенький узор из синей сетки с вкраплениями золотых брызг. Они были изящны, невесомы и полупрозрачны на просвет. Я подносил чашку ко рту и на фоне окна видел, что она вся светится изнутри. На донышке стоял штамп – ЛФЗЛомоносовский Фарфоровый Завод. Иногда эта аббревиатура истолковывалась советскими гражданами как Ленинградский Фарфоровый Завод.

Опубликовано в Истории
Четверг, 04 октября 2018 14:14

Казанский благодетель

Раз уж зашла речь о жадной жажде золота, то уместно будет рассказать ещё одну историю на эту тему. Из рубрики «Легенды Северной Столицы».

Чуть более ста лет тому назад среди некоторых жителей Санкт-Петербурга началась прямо-таки эпидемия «золотой лихорадки». По городу прошла молва, будто ночью возле Казанского собора можно встретить очень странного человека. Якобы в полночь во время прогулки он подходит к понравившемуся ему горожанину, участливо расспрашивает, в чём тот испытывает нужду, и даёт ему ровно такую денежную сумму, какую назовет прохожий.

Опубликовано в Истории

 

В 1868 году в Петербурге в Александрийском театре с небывалым успехом шла оперетта Оффенбаха «Прекрасная Елена», в которой блистала несравненная Вера Лядова.

Ажиотаж был огромный, билеты можно было достать с большим трудом. Некоторые почитатели платили втрое дороже, лишь бы только увидеть русскую Прекрасную Елену.

А на Невском проспекте, в витрине модного фотографа Карла Бергамаско красовались большие фотографии Веры Лядовой в красивых нарядах. Поклонники раскупали фотографические карточки примадонны как горячие пирожки.

 

 

 

 

Опубликовано в Истории

 

«Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он составляет всё. Чем не блестит эта улица — красавица нашей столицы! Я знаю, что ни один из бледных и чиновных её жителей не променяет на всё блага Невского проспекта. Не только кто имеет двадцать пять лет от роду, прекрасные усы и удивительно сшитый сюртук, но даже тот, у кого на подбородке выскакивают белые волоса и голова гладка, как серебряное блюдо, и тот в восторге от Невского проспекта.

Опубликовано в Истории

Лето 1836 года император Николай Первый проводил в Петергофе. Однажды он со своим министром князем Петром Михайловичем Волконским решил сходить на охоту. Они переоделись в простые сюртуки без эполет и наград, на голову водрузили старенькие фуражки, взяли ружья и ранним утром двинулись пешочком по уединённой дорожке. Никакой охраны, никаких кавалергардов, никакой свиты. Только два простых охотника с одной собакой на фоне живописной природы. Со стороны они были похожи на обычных помещиков.

Пройдя деревню со смешным названием Бабий Гон, приятели наткнулись на широкую, длинную, безграничную, и, что было самым неприятным – на очень глубокую и грязную лужу, которую пешком было не перейти. Собака сунулась в неё, и тут же высунулась. Резиновых сапог-болотников в те годы, сами понимаете, ещё не было, не изобрели ещё их. Возвращаться домой Николаю не хотелось, тем более, что хорошее место для охоты было уже неподалёку – прямо за этой чёртовой лужей.

И вдруг рядом оказался пеший мужик-крестьянин. Друзья окликнули мужичка, и он тотчас же к ним подошёл. Охотников он принял за офицеров, а государя-императора, естесственно, не узнал. Николай его и спросил: – Перенесешь ты нас через лужу? Нам не хочется мочить ног. Ну, а я не поскуплюсь, говори – сколько ты хочешь?...

Опубликовано в Истории

В начале XX века, ещё до Первой Мировой войны, в Петербург с дружеским визитом прибыла эскадра французских кораблей. Принимали французов тепло и торжественно. Благотворительные обеды, балы и концерты сменяли друг друга. А военный оркестр императорской гвардии даже исполнил революционную «Марсельезу» - официальный гимн Французской республики. Но тёплый приём в столице Российской Империи чуть было не закончился ужасным международным скандалом. Виноваты в нём оказались некомпетентные французские журналисты. Что же произошло? А вот что…

На следующий день после радушного официального приёма, устроенного французским морякам в одном из новых общественных зданий Петербурга, в парижских газетах появились сообщения под скандальными заголовками: «Приём в бубличном доме Петербурга» (или ещё того хуже) «Приём в публичном доме Императора Николая II».

Опубликовано в Истории
Страница 1 из 4